Люкманов: Шарообразный конь в вакууме...

"На днях утром я прочитал новость о том, что наши военачальники почтут своим присутствием комитет Верховной Рады по вопросам обороны", - пишет военно-политический эксперт Рафаэль Люкманов. Далее авторский текст.
В связи с этим событием невольно вспомнилась история давно минувших дней, но почему-то засевшая в моей памяти. Еще в стенах родного училища, старейшей фабрики офицеров, разваленному в угоду политическим амбициям либо по указанию нашего соседа, которому в следующем году исполнилось бы сто лет, я писал курсовую работу по войне во Вьетнаме.
Интернета тогда и в помине не было, поэтому я исправно сидел в библиотеке и переписывал в черновик материалы для будущей работы. Руководитель проекта Валерий Иванович Гринчак поощрял творческий подход и давал только директивные указания. Так как литературы было достаточно, то в процессе поисков попадались очень интересные факты, которые не вязались, на первый взгляд, с вопросами тактики и техники, но помогали раскрыть суть происходящих в американской армии процессов. Мы, будущие лейтенанты, с жадностью проглатывали все, что касается иностранных армий, ведь знание их структуры, вопросов организации жизнедеятельности напрямую входило в наши будущие обязанности.
Так вот, попадается мне такой факт. Один из взводов батальона, находясь в дальнем патруле, завязал бой с вьетнамским подразделением. Кто не знаком с "тактикой масляных пятен" – вспомните фильм Оливера Стоуна "Взвод". Суть метода заключается в том, что взводы батальона, расположенного на промежуточной базе, ведут патрулирование заданных районов с целью обнаружения противника и завязывания с ним контакта. Командир батальона, зная местоположение противника, применяет свою артиллерию, осуществляет маневр силами батальона в целях разгрома или нанесения поражения.
В описываемом мной случае в составе патруля находился корреспондент одного из центральных изданий. Итак, взвод завязал бой, который очень быстро принял ожесточенный характер. Сплошные джунгли, огонь, ведущийся отовсюду, занятие выгодного рубежа, организация оборонительной позиции, крики раненных – все это слилось в единое целое и не добавляло оптимизма командиру. Батальон организовывает помощь, ведь там все уже было готово к такому повороту событий.
Серьезность ситуации подчеркивает такая деталь – для личного контроля событий и организации помощи на месте, на своем вертолете прибывает командир дивизии и с вертолета, при помощи громкоговорителей помогает взводному командовать. Нужно ли говорить, что у корреспондента было очень много эмоционального материала, в том числе и снимков отчаянного комдива, который кружил на вертолете непосредственно над полем боя. Тогда для этого взвода все закончилось благополучно, вся система сработала. Когда корреспондент отправил свой материал в Штаты, то его издательство опубликовало этот эмоциональный материал, иллюстрировав его фотографией отчаянного командира дивизии, лично управляющего действиями взвода.
Какой, вы думаете, был итог? Его наградили? Повысили в звании или должности? Отнюдь! Результатом статьи стал не более, не менее, Сенатский запрос: кто командует дивизией, в то время, когда командир дивизии командует взводом? Юношески картины генералов, лично поднимающих солдат в атаку, враз померкли. Это был словно холодный душ, вновь возвративший трезвость мыслей и логичность действий в той или иной ситуации.
В любой отрасли деятельности все мы сталкиваемся с процессом управления, иногда воспринимая это как само собой разумеющееся понятие. Давайте вместе с вами попытаемся вникнуть в этот процесс, чтобы смотреть на происходящее вокруг, сняв розовые очки. Итак, управление подразделениями заключается в целенаправленной деятельности командования и управления по поддержанию постоянной боевой готовности подразделений, подготовке их к выполнению боевых задач и руководству при применении.
Как это происходит в жизни: начальник подбирает себе команду по разным видам деятельности, растит, воспитывает и проверяет их в деле. Наиболее талантливые и яркие офицеры занимают ключевые должности и служат проводниками идей и воли старшего военачальника. Тот, в свою очередь, не докучает им мелочным контролем, доверяя самые сложные участки этим, доказавшим не раз высокий уровень профессионализма командирам и они приносят победу за победой. Образованные, талантливые, инициативные, они смело идут вперед, увлекая своим примером подчиненных. Это мы с вами можем видеть на примерах Наполеона, Суворова.
Немецкая модель управления базируется на компетентности командира и железной дисциплине исполнителей. И в одном, и в другом случае мы видим крепкое копье, острый наконечник которого закреплен на мощном цельном древке, способное пробить любую преграду.
Есть еще одна модель управления, суть которой вынесена в заголовок. Военачальник окружает себя и назначает на ключевые должности людей, преданных ему лично. Здесь уже не идет речь о компетенции, авторитете в войсках и личных свойствах того или иного командира. Во главу угла ставится личная преданность, а не способность умело и инициативно решать возникающие задачи, добиваться победы не числом, а уменьем – такие командиры представляют угрозу начальнику.
Что мы видим в этом случае? Военачальник, окруживший себя людьми, каждодневно восхваляющими его "выдающиеся" заслуги, постепенно теряет взаимосвязь с органами управления и войсками, круг его общения становится все более замкнутым и тесным – он постепенно уплотняется до консистенции стального шара, который пробить невозможно. Что происходит дальше? В дальнейшем образовывается окружность органов управления, которая отделена от "фельдмаршала" вакуумной прослойкой и функционирующая в режиме, к которому они привыкли, утратив полное понимание происходящего, так как вменяемых, компетентных задач сверху уже не поступает, а инициатива наказуема. Затем вновь слой вакуума и, наконец действующая Армия.
Есть ли здесь центральная вертикаль? Безусловно, бывает, ведь стальной шар, болтаясь в пространстве и во времени, периодически соприкасается с окружающими его оболочками, осуществляя, таким образом, проводку своих идей до уровня исполнителя. В такой системе собрано огромное число неэффективных безынициативных исполнителей, которые зачастую вообще не понимают своих действий, а многие из них вообще живут по принципу – иногда вообще лучше ничего не делать! Примеров такого построения системы просто не перечесть, достаточно лишь вспомнить полковника Болбочана, расстрелянного Петлюрой. Да и в современной армии их не счесть.
И в первой модели и во второй все, без исключения, исправно получают денежное содержание из бюджета. А здесь вновь, как из рога изобилия система вновь подбрасывает горячие темы. Оказывается – наш Генштаб рассматривает возможность привлечения офицеров запаса для охраны военных объектов! Я уже говорил, что связь с реальностью полностью утрачена – офицер, обязанный обучать и воспитывать подчиненных, а при выполнении боевых задач умело командовать ними, вооружается автоматом и на пост!
Тут уже впору вновь вызывать деятелей в парламентский комитет и выяснять, кому они выплачивают денежное содержание – офицеру-солдату и почему у них получаются столь дорогостоящими часовые?
Историю мало знать, нужно ее понимать и учитывать уроки. Генерал Слащев (образ генерала Хлудова в фильме "Бег") в самые трудные времена обороны Крыма от Красных в 1920 году не допускал выполнение офицерами каких-либо функций, не связанных с командованием подразделениями, частями, службы в органах военного управления. Точка.

"Открытая Украина"
Share on Google Plus
    Blogger Comment
    Facebook Comment

0 ☞ :

Отправка комментария